Время подводить итоги и говорить о перспективах мнения

2017 год становится историей. Похоже, что именно он, а не магический 2000-й, стал новым началом. Столетие, минувшее с момента большевицкого переворота 1917 года, дало человечеству шанс, с одной стороны, осознать всю пагубность диктаторских режимов, коммунистической идеологии и нацизма, попыток разрешить существующие противоречия военным путем, а с другой – построить более справедливый мировой порядок, основанный на сотрудничестве и взаимопроникновении интересов государств и народов.

Еще три года назад казалось, что процессы глобализации необратимы, система международной безопасности пусть и несовершенна, но эффективна, а мировые лидеры настолько миролюбивы и настроены на сотрудничество, что вероятность нового глобального конфликта, во всяком случае в Евразии, минимальна. Агрессия России против Украины вначале не воспринималась, как глобальная угроза, и лишь три года спустя стало совершенно очевидным: поствоенная структура безопасности больше не работает, проблемы и противоречия, будь это Европа, Азия или Ближний Восток решить за столом переговоров не удается, а глобализация достигла этапа насыщения или, как сказали бы физики, точки бифуркации, после которой необходимо переосмысление и выработка новой концептуальной модели мироустройства.

Все попытки призвать к ответу Башара аль-Асада и прекратить войну в Сирии, остановить ядерно-ракетную программу Северной Кореи или принудить агрессивную Россию к миру через механизмы СБ ООН и ОБСЕ увенчались полным провалом. Система международного права на практике оказалась несовершенной и неадекватной, и ныне востребованы виртуозные профессионалы, способные объяснить, почему Косово может стать независимым, а Каталония или Иракский Курдистан нет, почему ядерное оружие могут иметь Индия и Пакистан, но не Иран, как вышло, что Россия не понесла наказания за агрессию против Грузии, и, осмелев от этой безнаказанности, посягнула на территорию Украины, и при этом все еще сохраняет право вето в Совете Безопасности ООН.

В уходящем году реальностью стало беспрецедентное усиление тенденций популизма, национализма и изоляционизма, которые существовали и ранее, но явно в маргинальном формате по сравнению с идеями построения "единой Европы" и "мира без границ". К счастью, основные, наиболее опасные претензии популистов на получение политической власти в ходе выборов в Нидерландах, Франции и Германии были отбиты, однако Ле Пен по прежнему призывает разрушить ЕС изнутри, венгерский премьер Орбан играет с огнем, используя ст.7 украинского закона про образование как боевое знамя национализма, а президент Чехии Земан утверждает, что захват Крыма легитимен. Разумеется, основные тенденции 2017-го года возникли не сами по себе, а вследствие накапливавшихся в предшествовавшие годы проблем. Тем не менее, крайне полезным будет выделить основные внешнеполитические события именно 2017 года, ставшие знаковыми.

Прежде всего, это, разумеется, вступление в должность в январе 2017 года нового президента США Дональда Трампа – пожалуй, наиболее эксцентричного, непредсказуемого и неопытного лидера страны за всю историю США. Бизнесмен, ставший политиком, провозгласил курс "Америка прежде всего" и за год своей работы добился ограничений на иммиграцию в США, завяз в расследовании о связях своего избирательного штаба с российскими агентами, попытался (по большей части не слишком успешно) перезапустить отношения со странами Персидского залива и Китаем, вышел из Транс-Тихоокеанского партнерства, остановил переговоры с ЕС о свободной торговле, вывел США из Парижского соглашения по климату и ЮНЕСКО, полностью отдал Сирию на откуп России, Турции и Ирану, поссорился с Мексикой и Канадой, заявил о политике "все должны платить" в НАТО, наконец, провозгласил о признании Иерусалима столицей Израиля. Даже, если бы он сделал только этот, последний шаг, он уже вошел бы в историю, а так все упомянутые достижения в комплексе сделали первый год пребывания Трампа в Белом доме совершенно незабываемым.

С избранием Трампа США не перестали быть супердержавой, однако их "повестка дня" резко сузилась. И если в экономике, как это не удивительно, дела идут вполне прилично, то на внешней арене позиция "мирового лидера" неожиданно оказалась вакантной. Среди нерешенных, наиболее горячих проблем – Северная Корея, Украина и, разумеется, Китай, стремящийся занять освободившееся без всякой борьбы место "лидера глобалистов".

Еще в самом начале года Си Цзиньпин приехал в Давос, чем немало удивил завсегдатаев Всемирного экономического форума. До этого лидеры Коммунистической партии Китая не участвовали в работе самого капиталистического из мировых собраний. В своей речи председатель КНР говорил о готовности защищать свободу торговли и достижения глобализации. "Правильным будет использовать любую возможность для того, чтобы совместно принять вызов и наметить верный курс экономической глобализации, — заявил Си Цзиньпин. – Мы должны сказать нет протекционизму". Китай без колебаний решил воспользоваться открывшейся возможностью и развил необыкновенную активность по продвижению супер-глобального проекта "Один пояс – один путь", простирающийся от глубин Азии до западных границ Европы. Страны Центральной Европы и Украина также входят в зону интересов Китая, который, не стесняясь, заявляет о своих глобальных амбициях. Общий объем инвестиций в инфраструктурные и логистические проекты в почти в семи десятках стран, которые должны объединить всю Евразию, превышает 1 триллион долларов.

Кроме лидирующих позиций в мировой торговле Китай является ключевой страной, когда речь идет о проблеме Северной Кореи. В уходящем году Ким Чен Ын заявил о создании полного цикла ракетно-ядерного оружия. Во время последних испытаний новейшая межконтинентальная баллистическая ракета  КНДР поднялась на высоту 2800 миль и упала затем в Тихий океан за Японией. На сегодня еще неясно, насколько развитыми являются технологии  КНДР с точки зрения реализации такого же пуска ракеты с боеголовкой, однако для США, Японии и Южной Кореи проблема КНДР является приоритетной. Северокорейские ракеты уже могут достигать территории США и в экспертной среде нет однозначного мнения по поводу технической готовности ПРО США защитить страну от ядерной атаки. Китай и, к сожалению, Россия – вот узкий круг стран, наиболее задействованных в поисках выхода из тупика, возникшего в связи с отсутствием доверия Кем Чен Ына к любым гарантиям безопасности со стороны Запада. Очевидно, что военное решение проблемы приведет к неприемлемым разрушениям и миллионам жертв, поэтому в канун Нового года даже США заявили о готовности говорить с Пхеньяном "без всяких предварительных условий". Против КНДР были также введены санкции, однако проблему они пока не решили.

Фактическое самоустранение США от политического урегулирования сирийского кризиса открыло небывалое окно возможностей на Ближнем Востоке для Турции, Ирана и России. В регионе произошла коренная трансформация баланса сил, отличительными чертами которой является существенное укрепление Ирана, резкое ухудшение положения Иракского Курдистана после противоречивого референдума о независимости, формирование эффективного альянса Турции и Ирана с Россией против интересов США и их союзников по антитеррористической коалиции, сближение Турции с Катаром против Саудовской Аравии, ОАЕ и Омана, наметившееся взаимопонимание Израиля и Саудовской Аравии на почве противостояния с Ираном. В уходящем году состоялся первый в истории визит короля Саудовской Аравии в Россию, стала реальностью беспрецедентная солидарность стран ОПЕК+ по ограничению добычи нефти, которая привела к повышению цен на нефть, что, безусловно крайне выгодно странам Персидского залива, тратящим огромные суммы на войну в Йемене, и России.

В этом контексте следует заметить, что признание Трампом Иерусалима столицей Израиля вновь запутало ситуацию. Наибольшую активность в защите "права палестинцев на Восточный Иерусалим" проявляет Турция, видимо, помня о четырех столетиях владычества Османской империи над Святой Землей, в то время как в экспертных кругах обращают внимание на значительно более сдержанную позицию арабского мира. Путин завершил год визитом в три страны региона за один день (Сирия, Египет и Турция), во время которого объявил о выводе войск из Сирии (крайне сомнительно), победе на ИГИЛ (преждевременно) и готовности еще боле углубить сотрудничество – поставить Турции С-400 и построить в Египте атомную станцию ( и это в стране, крайне уязвимой я точки зрения терроризма!).

И все же возможная активизация сотрудничества с Египтом явно проигрывает по своему воздействию на региональную политику по сравнению с беспрецедентным сближением Турции и России, включая вопросы урегулирования конфликта в Сирии, реализации энергетических проектов ("Турецкий поток" и атомная станция в Аккую),  военно-техническое сотрудничество. Остается до конца неясным, насколько в Турции действительно доверяют Путину, или нынешнее сближение – лишь часть турецкого плана по урегулированию острых внешнеполитических проблем страны. Обращает также внимание удивительный по конфронтационному наполнению первый за последние 65 лет визит президента Турции Эрдогана в Грецию, во время которого турецкий лидер сообщил о необходимости пересмотра Лозанского договора 1923 года, которым после кровавой войны в том числе между Турцией и Грецией были определены нынешние границы (сам факт постановки вопроса в диалоге между двумя членами НАТО уже примечателен).

2017 год стал историческим для Украины. Вступление в полную силу Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и значительная либерализация визового режима стали итогом многолетней политики в области европейской интеграции, которая лишь в последние три года обрела характер целенаправленных и системных действий. Возможно, подобные события не претендуют на глобальный характер, однако для Украины играют огромную роль с точки зрения укрепления внешнеполитической поддержки. Свое слово сказал и Конгресс США, приняв уникальный санкционный закон, вполне способный эффективно усилить давление на Россию, которая все еще не собирается выполнять Минские соглашения. Продолжение агрессии России против Украины, растущее понимание того, что действия РФ тотально разрушили систему международной безопасности, в том числе резкое снизив доверие к международным договорам и организациям, также стало важной тенденцией. Несмотря на некоторую "усталость" от проблем Украины, о которой говорят преимущественно в Европе, основные игроки не оставляют попыток найти выход из тупика, в котором все оказались по вине РФ.

В уходящем году было также принято историческое с точки зрения прецедента решение Международного олимпийского комитета отстранить Россию от участия в зимней олимпиаде, которая пройдет в Южной Корее в 2018 году (причиной этому послужило раскрытие государственной программы олимпийских достижений с помощью запрещенных препаратов, которую применяли в РФ на правительственном уровне на протяжении многих лет).

Следует признать – следующий год не обещает быть легче уходящего, одни выборы в России 18 марта чего стоят. Но, в то же время, он станет годом определенного обновления. Украина должна будет сформулировать и приступить к реализации осовремененной внешнеполитической концепции, включающей дальнейшее сближение с ЕС и НАТО по важным техническим направлениям, уже в начале года ожидаются конкретные решения США по выходу из "Минского тупика", усилению санкционного режима и оказанию военной помощи Украине. Формирование правительства в Германии должно вернуть ЕС на международную арену, что особенно важно с точки зрения ожидаемых и легко прогнозируемых попыток Москвы все-таки добиться раскола ЕС по вопросу о "Северном потке-2".

По мнению ведущих экспертов, в 2018 не ожидается военных действий против Северной Кореи, однако шансы на урегулирование ситуации на Корейском полуострове, в Украине и Сирии оцениваются достаточно скептически. Не вызывает сомнения только победа Путина на "выборах", а это значит, что решение ключевых проблем, в том числе создание новой мировой системы безопасности, освобождения Донбасса и Крыма, формирования в Сирии демократического правительства и, наконец, прекращение противостояния с агрессивной Россией придется еще подождать лет пять. Он победит, но это будет последний срок Путина.

Похожие статьи

Трамп vs. Меркель: на кону будущее ЕС и Украины мнения
Последний срок Путина мнения
Первый заграничный визит Путина мнения
Театр абсурда как основа современной геополитики мнения
Трамп взялся за Иран. На очереди Москва мнения
Как надо отстаивать национальные интересы: рецепт Трампа мнения
Чего стоить ждать от встречи Трампа с Путиным мнения
Прощание с иллюзиями мнения
Жаркий июль 2018-го мнения
Фото "Жаркий июль 2018-го мнения"
Геополитика рынков нефти: впереди период неопределенности мнения
Фото "Геополитика рынков нефти: впереди период неопределенности мнения"
Игра на "великой шахматной доске" началась мнения
Фото "Игра на "великой шахматной доске" началась мнения"
Турецкий фронт Трампа мнения
Зачем Америке российский газ? мнения
Хаос, который создал Трамп мнения
Чарльз Дарвин и эволюция государств мнения
Комментарии
2017 год становится историей. Похоже, что именно он, а не магический 2000-й, стал новым началом. Столетие, минувшее с момента большевицкого переворота 1917 года, дало человечеству шанс, с одной стороны, осознать всю пагубность диктаторских режимов, коммунистической идеологии и нацизма, попыток разрешить существующие противоречия военным путем, а с другой – построить более справедливый мировой порядок, основанный на сотрудничестве и взаимопроникновении интересов государств и народов. Еще три года назад казалось, что процессы глобализации необратимы, система международной безопасности пусть и несовершенна, но эффективна, а мировые лидеры настолько миролюбивы и настроены на сотрудничество, что вероятность нового глобального конфликта, во всяком случае в Евразии, минимальна. Агрессия России против Украины вначале не воспринималась, как глобальная угроза, и лишь три года спустя стало совершенно очевидным: поствоенная структура безопасности больше не работает, проблемы и противоречия, будь это Европа, Азия или Ближний Восток решить за столом переговоров не удается, а глобализация достигла этапа насыщения или, как сказали бы физики, точки бифуркации, после которой необходимо переосмысление и выработка новой концептуальной модели мироустройства. Все попытки призвать к ответу Башара аль-Асада и прекратить войну в Сирии, остановить ядерно-ракетную программу Северной Кореи или принудить агрессивную Россию к миру через механизмы СБ ООН и ОБСЕ увенчались полным провалом. Система международного права на практике оказалась несовершенной и неадекватной, и ныне востребованы виртуозные профессионалы, способные объяснить, почему Косово может стать независимым, а Каталония или Иракский Курдистан нет, почему ядерное оружие могут иметь Индия и Пакистан, но не Иран, как вышло, что Россия не понесла наказания за агрессию против Грузии, и, осмелев от этой безнаказанности, посягнула на территорию Украины, и при этом все еще сохраняет право вето в Совете Безопасности ООН. В уходящем году реальностью стало беспрецедентное усиление тенденций популизма, национализма и изоляционизма, которые существовали и ранее, но явно в маргинальном формате по сравнению с идеями построения "единой Европы" и "мира без границ". К счастью, основные, наиболее опасные претензии популистов на получение политической власти в ходе выборов в Нидерландах, Франции и Германии были отбиты, однако Ле Пен по прежнему призывает разрушить ЕС изнутри, венгерский премьер Орбан играет с огнем, используя ст. 7 украинского закона про образование как боевое знамя национализма, а президент Чехии Земан утверждает, что захват Крыма легитимен. Разумеется, основные тенденции 2017-го года возникли не сами по себе, а вследствие накапливавшихся в предшествовавшие годы проблем. Тем не менее, крайне полезным будет выделить основные внешнеполитические события именно 2017 года, ставшие знаковыми. Прежде всего, это, разумеется, вступление в должность в январе 2017 года нового президента США Дональда Трампа – пожалуй, наиболее эксцентричного, непредсказуемого и неопытного лидера страны за всю историю США. Бизнесмен, ставший политиком, провозгласил курс "Америка прежде всего" и за год своей работы добился ограничений на иммиграцию в США, завяз в расследовании о связях своего избирательного штаба с российскими агентами, попытался (по большей части не слишком успешно) перезапустить отношения со странами Персидского залива и Китаем, вышел из Транс-Тихоокеанского партнерства, остановил переговоры с ЕС о свободной торговле, вывел США из Парижского соглашения по климату и ЮНЕСКО, полностью отдал Сирию на откуп России, Турции и Ирану, поссорился с Мексикой и Канадой, заявил о политике "все должны платить" в НАТО, наконец, провозгласил о признании Иерусалима столицей Израиля. Даже, если бы он сделал только этот, последний шаг, он уже вошел бы в историю, а так все упомянутые достижения в комплексе сделали первый год пребывания Трампа в Белом доме совершенно незабываемым. С избранием Трампа США не перестали быть супердержавой, однако их "повестка дня" резко сузилась. И если в экономике, как это не удивительно, дела идут вполне прилично, то на внешней арене позиция "мирового лидера" неожиданно оказалась вакантной. Среди нерешенных, наиболее горячих проблем – Северная Корея, Украина и, разумеется, Китай, стремящийся занять освободившееся без всякой борьбы место "лидера глобалистов". Еще в самом начале года Си Цзиньпин приехал в Давос, чем немало удивил завсегдатаев Всемирного экономического форума. До этого лидеры Коммунистической партии Китая не участвовали в работе самого капиталистического из мировых собраний. В своей речи председатель КНР говорил о готовности защищать свободу торговли и достижения глобализации. "Правильным будет использовать любую возможность для того, чтобы совместно принять вызов и наметить верный курс экономической глобализации,  — заявил Си Цзиньпин. – Мы должны сказать нет протекционизму". Китай без колебаний решил воспользоваться открывшейся возможностью и развил необыкновенную активность по продвижению супер-глобального проекта "Один пояс – один путь", простирающийся от глубин Азии до западных границ Европы. Страны Центральной Европы и Украина также входят в зону интересов Китая, который, не стесняясь, заявляет о своих глобальных амбициях. Общий объем инвестиций в инфраструктурные и логистические проекты в почти в семи десятках стран, которые должны объединить всю Евразию, превышает 1 триллион долларов. Кроме лидирующих позиций в мировой торговле Китай является ключевой страной, когда речь идет о проблеме Северной Кореи. В уходящем году Ким Чен Ын заявил о создании полного цикла ракетно-ядерного оружия. Во время последних испытаний новейшая межконтинентальная баллистическая ракета  КНДР поднялась на высоту 2800 миль и упала затем в Тихий океан за Японией. На сегодня еще неясно, насколько развитыми являются технологии  КНДР с точки зрения реализации такого же пуска ракеты с боеголовкой, однако для США, Японии и Южной Кореи проблема КНДР является приоритетной. Северокорейские ракеты уже могут достигать территории США и в экспертной среде нет однозначного мнения по поводу технической готовности ПРО США защитить страну от ядерной атаки. Китай и, к сожалению, Россия – вот узкий круг стран, наиболее задействованных в поисках выхода из тупика, возникшего в связи с отсутствием доверия Кем Чен Ына к любым гарантиям безопасности со стороны Запада. Очевидно, что военное решение проблемы приведет к неприемлемым разрушениям и миллионам жертв, поэтому в канун Нового года даже США заявили о готовности говорить с Пхеньяном "без всяких предварительных условий". Против КНДР были также введены санкции, однако проблему они пока не решили. Фактическое самоустранение США от политического урегулирования сирийского кризиса открыло небывалое окно возможностей на Ближнем Востоке для Турции, Ирана и России. В регионе произошла коренная трансформация баланса сил, отличительными чертами которой является существенное укрепление Ирана, резкое ухудшение положения Иракского Курдистана после противоречивого референдума о независимости, формирование эффективного альянса Турции и Ирана с Россией против интересов США и их союзников по антитеррористической коалиции, сближение Турции с Катаром против Саудовской Аравии, ОАЕ и Омана, наметившееся взаимопонимание Израиля и Саудовской Аравии на почве противостояния с Ираном. В уходящем году состоялся первый в истории визит короля Саудовской Аравии в Россию, стала реальностью беспрецедентная солидарность стран ОПЕК+ по ограничению добычи нефти, которая привела к повышению цен на нефть, что, безусловно крайне выгодно странам Персидского залива, тратящим огромные суммы на войну в Йемене, и России. В этом контексте следует заметить, что признание Трампом Иерусалима столицей Израиля вновь запутало ситуацию. Наибольшую активность в защите "права палестинцев на Восточный Иерусалим" проявляет Турция, видимо, помня о четырех столетиях владычества Османской империи над Святой Землей, в то время как в экспертных кругах обращают внимание на значительно более сдержанную позицию арабского мира. Путин завершил год визитом в три страны региона за один день (Сирия, Египет и Турция), во время которого объявил о выводе войск из Сирии (крайне сомнительно), победе на ИГИЛ (преждевременно) и готовности еще боле углубить сотрудничество – поставить Турции С-400 и построить в Египте атомную станцию ( и это в стране, крайне уязвимой я точки зрения терроризма!). И все же возможная активизация сотрудничества с Египтом явно проигрывает по своему воздействию на региональную политику по сравнению с беспрецедентным сближением Турции и России, включая вопросы урегулирования конфликта в Сирии, реализации энергетических проектов ("Турецкий поток" и атомная станция в Аккую),   военно-техническое сотрудничество. Остается до конца неясным, насколько в Турции действительно доверяют Путину, или нынешнее сближение – лишь часть турецкого плана по урегулированию острых внешнеполитических проблем страны. Обращает также внимание удивительный по конфронтационному наполнению первый за последние 65 лет визит президента Турции Эрдогана в Грецию, во время которого турецкий лидер сообщил о необходимости пересмотра Лозанского договора 1923 года, которым после кровавой войны в том числе между Турцией и Грецией были определены нынешние границы (сам факт постановки вопроса в диалоге между двумя членами НАТО уже примечателен). 2017 год стал историческим для Украины. Вступление в полную силу Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и значительная либерализация визового режима стали итогом многолетней политики в области европейской интеграции, которая лишь в последние три года обрела характер целенаправленных и системных действий. Возможно, подобные события не претендуют на глобальный характер, однако для Украины играют огромную роль с точки зрения укрепления внешнеполитической поддержки. Свое слово сказал и Конгресс США, приняв уникальный санкционный закон, вполне способный эффективно усилить давление на Россию, которая все еще не собирается выполнять Минские соглашения. Продолжение агрессии России против Украины, растущее понимание того, что действия РФ тотально разрушили систему международной безопасности, в том числе резкое снизив доверие к международным договорам и организациям, также стало важной тенденцией. Несмотря на некоторую "усталость" от проблем Украины, о которой говорят преимущественно в Европе, основные игроки не оставляют попыток найти выход из тупика, в котором все оказались по вине РФ. В уходящем году было также принято историческое с точки зрения прецедента решение Международного олимпийского комитета отстранить Россию от участия в зимней олимпиаде, которая пройдет в Южной Корее в 2018 году (причиной этому послужило раскрытие государственной программы олимпийских достижений с помощью запрещенных препаратов, которую применяли в РФ на правительственном уровне на протяжении многих лет). Следует признать – следующий год не обещает быть легче уходящего, одни выборы в России 18 марта чего стоят. Но, в то же время, он станет годом определенного обновления. Украина должна будет сформулировать и приступить к реализации осовремененной внешнеполитической концепции, включающей дальнейшее сближение с ЕС и НАТО по важным техническим направлениям, уже в начале года ожидаются конкретные решения США по выходу из "Минского тупика", усилению санкционного режима и оказанию военной помощи Украине. Формирование правительства в Германии должно вернуть ЕС на международную арену, что особенно важно с точки зрения ожидаемых и легко прогнозируемых попыток Москвы все-таки добиться раскола ЕС по вопросу о "Северном потке-2". По мнению ведущих экспертов, в 2018 не ожидается военных действий против Северной Кореи, однако шансы на урегулирование ситуации на Корейском полуострове, в Украине и Сирии оцениваются достаточно скептически. Не вызывает сомнения только победа Путина на "выборах", а это значит, что решение ключевых проблем, в том числе создание новой мировой системы безопасности, освобождения Донбасса и Крыма, формирования в Сирии демократического правительства и, наконец, прекращение противостояния с агрессивной Россией придется еще подождать лет пять. Он победит, но это будет последний срок Путина США, Россия, Путин, КНДР, Украина, итоги, Турция, Дональд Трамп, Корсунский, ближний восток, Новости
-или-